Категории

Девочка для монаха

Не скрою, у меня большое количество друзей, привычных, друзей. Во всех сферах деятельности имеется “собственные” люди. Исходя из этого никого не поразил тот факт, что я свела дружбу с монахом из монастыря расположенного в К. области. Правильнее, я была в далеком прошлом знакома с этим юношей, но что он монах я не знала. Честно говоря, меня поразило его желание уйти из суетного мира. Прекрасный юноша, душа компании (правда, девочек он сторонился и не пил). Но, я была через чур невелика, чтобы тогда обращать на него внимание, он старше меня на 7 лет, да и он меня не замечал.

В 17 лет мы отправились на экскурсию по монастырям, тогда то я и выяснила, что он сейчас монах. Мы разговорились и через пол года стали добрыми приятелями. Жили в разных местах, но неподалеку приятель от приятеля, переписывались, время от времени он приезжал к родителям и захаживал ко мне. Мы даже были не приятелями, а подругами, т.к. с ним можно было сказать обо всем, исходя из этого я, не стесняясь, говорила о собственных скромных соблазнительных удачах. Я же знала, что монахам нельзя спать с дамами, но с радостью об этом сказал, это но не не разрещаеться. Скоро он поразил меня одним признанием, оказывается им можно занимать сексом, НО… с девственницей. После этого диалоги о сексе отправь пуще прошлого. Со временем я увидела некую агрессию в поведении друга, он стал засматриваться на девушек и вздыхать, что они отправь распущенные: 14-15 лет, а уже не девочка. Я была спокойна в отношении себя, он то знает, что я уже не “чиста”.

в один раз я возвращалась из гостей (все перепили, и было нужно идти одной) и внезапно заметила привычную фигуру. Монах приехал к родителям на два дня. Мы в далеком прошлом не виделись и исходя из этого решили устроить диалог да утра. Мы устроились на сеновале. Он заявил, что ему нужна моя помощь в отношении девочки. Мы продолжительно обсуждали эту тему, я предлагала ему разные варианты собственных привычных, продолжительно смеялась, как он именует подруг. Позже он начал растолковывать, мне какая женщина ему нужна, т.к. помимо девственности у неё будут куча хороший качеств. Сказал он продолжительно и нудно, а во мне еще гулял хмель, исходя из этого я задремала. Проснулась я от того, что ветер холодил кожу на груди, да и юбочка отсутствовала. Я взглянуть на него вопросительно. Он только приложил палец к губам. Я не опасалась насилия, поскольку я не девочка, а он желал быть монахом.

Он погладил мою грудь, легко сжимая её (юноша мне совсем нравился, исходя из этого я и разрешила себя ласкать, а дальше он сам не зайдет). Тем временем, он уже касался губами сосочков, такого я выдержать уже не смогла и застонала от наслаждения. Он воодушевился и стал ласкать меня увереннее. Он гладил, целовал, покусывал мое тело. Мое возбуждение увеличивалось. Он растирал руками грудь, пузо, опускаясь, все ниже. И вот губы коснулись заветного места, я чуть не закричала от наслаждения.



Он легко поднял меня и положил на себя в позу 69, я осознала, что он желает. И решила отблагодарить его за ласку губами. До тех пор пока я ласкала его член, он целовал мою промежность, растирал ягодицы рукам, легко нажимая на звездочку ануса. Я начала интенсивнее ласкать его член, я желала, чтобы он кончил. Но он желал другого. Он быстро оттолкнул меня, скоро положил на пояснице и поднял согнутые ноги к груди, и прижал меня своим сильным телом. Я была в позе эмбриона. Я не осознавала, что он желает от “недевочки”. Через секунду я взяла ответ на собственные вопросы. Монах забрал в руку член и направил его к анусу. И лишь сейчас я осознала, что, говоря с ним о сексе, я ничего не сказала об этой стороне, и он сделал верный вывод, что анальным сексом я еще не занималась. Тут - то я девственница. От страха меня легко парализовало.

В это время он легко (с уверенностью) надавил участником на анус, я содрогнулась, когда головка пениса начала проникать во вовнутрь. Было плохо больно, и я постаралась вырваться, но он прочно держал меня. А его член проникал все дальше, раздирая меня, и лишь сейчас я почувствовала размер (на губах он не так ощущается). Отлично, что я его смазала собственной слюной. Мне было совсем больно, и я закричала, но он лишь шлепнул меня ладонью по ягодице. Это на секунду отвлекло меня от боли в анусе. Он медлительно начал выходить, я была рада и замолчала, но выходить он не планировал, он вытащил член практически на всю длину лишь чтобы быстро опять войти. Я опять закричала, за что и взяла опять шлепок. Позже он легко приподнялся, мне стало несложнее дышать. Положил ладонь мне на лобок и громадным пальцем стал массировать клитор. Сочетание боли и удовольствия - это совсем пикантно, на фоне боли удовольствие ощущается острее. Я легко расслабилась, он это почувствовал и стал двигать стремительнее и резче. Через 60 секунд я кончила. Он достаточно улыбнулся и вышел из меня. Я была рада, что все это кончилась, анус легко горел. А было, он решил разрешить мне отдохнуть. Он поласкал грудь, позже поставил меня на четвереньки и одним резким перемещением опять вошел в мою попку до упора. Мне стало опять больно, я попросила его выйти, но он не слышал меня. Он двигался скоро быстро, выходя практически на всю длину. Я начала вырываться и кричать. Он прочно держал меня и начал очень сильно шлепать по ягодицам. Через секунду моя попка стала красной, но он продолжал меня бить. Через пару минут я почувствовала тепло, которое растекалось по всему телу. Ещё через мгновение мы в один момент кончили. Он погладил меня и лег рядом. Но я же подобающа продемонстрировать ему “обиженную” даму, исходя из этого я оделась и ушла.

Прошло уже большое количество лет. Сейчас я чувствую даже признательность к монаху за тот случай, т.к. он открыл мне новый мир анального секса и сочетание боли и удовольствия.