Категории

Сомневающийся

Она была девушкой моего доброго приятеля, но пару недель назад они очень мирно расстались. Честно говоря, Марина была мало не в моем вкусе: безостановочно радостная, улыбчивая и легкая на подъем - это, согласиться, утомляло. У Мариши было приятное лицо, прекрасные долгие рыжие волосы и легко таки роскошная грудь. Последнее, возможно, и завлекало в ней более всего парней. Говорить, смотря ей в глаза, было достаточно проблематично, потому что Марина, замечательно осознавая собственные прелести, выставляла их напоказ глубокими декольте и через чур откровенными купальниками (не смотря на то, что кто знает, применимо ли тут понятие "через чур"?)

У нас на набережной имеется громадная коса. Будучи в ширину не более двух сотен метров, она уходила от берега на пару километров. В начале косы имеется маленький пляж, дальше места вообще пустынные, в том направлении изредка лишь рыбаки рано утром забредают. В том месте мы и договорились недавно погулять - я, Марина и пару отечественных неспециализированных друзей. Я особенного энтузиазма по этому предлогу не испытывал, а отправиться дал согласие так, за компанию. Минут за 40 до назначенного для встречи времени небо потемнело, нанесло облака и подул душный ветер - все показывало признаки того, что вот-вот отправится ливень. "Приятели" не вспоминая, позвонили попеременно и заявили, что в ливень они никуда не отправятся, а мне поручают отправиться и сообщить Марине о том, что прогулка откладывается. Было заявлено, что я ближе всех живу к месту встречи и что адрес Марина знает лишь мой, исходя из этого, когда ей надоест ожидать, она мокрая придет конкретно ко мне. Последний аргумент сыграл решающую роль, потому что дома у меня были родители, и мне вовсе не хотелось их знакомить с Мариной.

На всякий случай, перед выходом, я все же позвонил Марине и услышал от ее Матери, что она уже вышла. При чем ответила ее мать таким тоном, как будто бы задавала вопросы "а ты разве не знаешь?!". Исходя из этого, проклиная события, я поспешил ее заверить, что с Мариной будет все в порядке.

Марина, что очень не характерно для девушек, (коей, строго говоря, она уже два года как не являлась) пришла одновременно с. Я ей кратко растолковал обстановку и внес предложение отвести к себе. В ответ Марина так неподдельно расстроилась, что мне стало ее даже мало жаль. Видно было, что она старалась, наряжаясь: долгая облегающая темно-светло синий юбка, вязаная кофточка (было прохладно), застегивающаяся спереди, легко подкрасилась. Сам не знаю для чего, но я дал согласие с ней пройтись до косы, а позже посадить на маршрутку.

Мы неторопливо шли, болтая о всяком разном. В основной сказала Марина, но я не достаточно ее слушал. Строго говоря я осознавал, что видеться мы с Мариной не сможем: мне не нравилось ее всегда радостное настроение и она бы мне скоро надоела. Кроме того, я не желал ссориться с втором, что было не обязательно, но в полной мере вероятно. В тоже время, Марина меня жутко возбуждала - меня с ума сводила ее объемная грудь, ее тело. Хотелось повались ее на травку и отыметь по полной программе. Так бы я и сомневался, возможно, дальше и, возможно, даже забрал себя в руки, если бы Марина не обратилась ко мне с каким то вопросом и не взглянуть в глаза. О, какое желание я прочел в них! Она так и просила "выеби меня!", стало понятным, что все зависит от меня. Я не смог удержаться и посмотрел на ее грудь, Марина понимающе улыбнулась.

Я что-то ответил ей не впопад, а в то время как подошли к косе, сделал вид, что просто не увидел, как мы отправь дальше. Марина разумеется ничего не сообщила и продолжала лепетать, усердно поддерживая беседу. Мы шли все дальше по косе, людей уже не было видно минут 10, были все основание полагать, что в радиусе экстазного крика никого нет. Марина не имела возможность не осознавать для чего мы идем, по какой причине по тропинке среди высоких деревьев и кустов, а не по дороге, оставшейся в стороне. Но однако она никакой инициативы не проявляла, шла так же радостно болтая, радостно перепрыгивала ветки и не отпускала мою руку. В последний раз я огляделся около в надежде, что случайный спутник помешает мне совершить неточность, но как назло никого не было. Сейчас я больше не имел возможность - развернул Марину к себе, прижал к дереву впился в губы.

Марина как бы неохотно раскрыла ротик, впуская мой язык, положила руки на плечи, не то отталкивая, не от обнимая. Медлить я не желал, мне было практически все равно - я планировал или взять то, что желаю, или… "или" быть не имело возможность. Марина уже вовсю гладила мне пояснице, стараясь при этом поднять рубаху. О, как в далеком прошлом я желал это сделать! Я стал мять ее груди, но кофта определенно мешала. Часть пуговиц полетела в траву, часть я все же расстегнул. Марина была в прекрасном белом как снег лифчике, но не него я планировал наслаждаться. Она помогла мне его расстегнуть, по всей видимости чтобы его застежка не повторила участи пуговиц блузки. Ах, какие груди! Я с великим упоением принялся целовать одну и в тоже время мять другую. Марина закинула голову, давая мне натешиться вдоволь. Я игрался с сосками, целовал и вылизывал их, брал грудь в рот, ласково покусывая ее зубками. Марина шумно дышала, были видно, что она возбуждается все больше. Член стоял колом, ему очевидно было тесно. Я дерзко поднял Марине юбку, она даже помогла мне, отстранившись легко от дерева. В трусиках у нее был настоящий позже, я и не догадывался, что Марина так возбудилась. Она просто таки текла! Я ввел ей два пальца во влагалище, от чего Марина томно набралась воздуха и выгнулась, прижимаясь ко мне лобком. Хватило нескольких перемещений пальцами и она не выдержала вскрикнув, стала сжимать в том месте мои пальцы, пару раз дернулась и обмякла.

Отдохнуть я ей не дал. Забрал одной рукой ее ножку под колено, дотянулся уже легко разрывающийся член и ввел во влагалище. Марина охнула и сильнее прижалась ко мне. Любой толчок вырывал стон из ее груди, она тихо вскрикивала, закусив губу, и практически висела на моих руках. Я закрыл ее рот своим и просунув язык, стал играться с ее язычком, не переставая ритмично трахать ее щелку. Было мало некомфортно ее поддерживать, инстинктивно я оглядывался около и, при этом, доводил ее до третьего, если не сбился со счета оргазма. Все это мешало мне кончить, к тому же я начал мало уставать. Тогда я отпустил ее ногу и надавил на плечо, приглашая присесть. Марина послушно опустилась передо мной на колени и забрала уже близкий к извержению член в рот. Она старательно заглатывала его практически полностью, мяла яички и усердно дрочила рукой. Моей помощи не потребовалось, я положил руки ей на голову и легко подталкивал на себя, когда хотелось, чтобы она заглотнула поглубже. Марина при этом сладко постанывала и ни на секунду не прекращала сосать член, играясь язычком с головкой и имея собственной целью единственно оказать помощь мне быстрее кончить. Что и не замедли случиться.

В то время как головка в очередной раз коснулась горла, из участника брызнуло. Я притянул Марину за затылок к участнику, но она и так не планировала убирать голову, готовая выпить все до конца. Струи били одна за одной, я продолжал делать поступательные перемещения, а Марина звучно глотать сперму, заполнявшую ее рот. Она все это время она продолжала гладить яйца и двигать ручкой по участнику. Мариша так искусно сосала, что член и опасть не спел, как опять поднялся.

Я развернул ее к себе спиной, разрешив упереться в дерево, и задрал на пояснице сбившуюся юбку. Прелюдий не требовалось, Марина еще больше возбудилась в то время как сосала член и сейчас призывно прогнула спинку и поставила ножку на низкий пенек. Из влагалища легко текло, послышалось смачное хлюпанье в такт отечественным перемещениям. Я согнулся, забрав ее груди в ладони и принялся драть как последнюю шлюшку. Через некое время Марина повернулась ко мне и негромко попросила:

- Забери меня в попку.

Я не громадный любитель дамский попок, но отказать девушке не имел возможность. Приставив головку к анусу легко надавил, Марина вскрикнула, но одна подалась мне навстречу. Два-три перемещения и член практически всецело входил и выходил их ее попки. Мне было видно, как Марина одной ручкой яростно теребит у себя вежду ног и ласкает клитор.

Дождавшись, когда она кончит я бросил собственную куртку в траву и положил не нее Марину, которая послушно развела ножки и забрав в руку мой член направила его во влагалище. Я продолжал так трахать ее, целуя груди и наслаждаясь ее искаженным от наслаждения личиком. В то время как Марина в очередной раз кончила, я дотянулся член, сел на нее и принялся тереть участником у нее в ложбинке между грудей. Марина обняла собственными объемными грудями мой член и я стал опять ее трахать, приобретая от этого неимоверное наслаждение. Мариша целовала и посасывала головку любой раз, когда она показывалась между грудей. Продолжительно я сдерживать не имел возможность и скоро бурно кончил. Струи спермы заливали Марине лицо, стекали по подбородку. В то время как она открыла ротик, пару попало ей на язык и в горло. Я привстал и всецело засунул член Марине в рот, продолжая спускать.

В то время как мы прощались на остановке, Марина тихо сообщила:

- Ты постоянно можешь мне позвонить. Буду счастлива тебя слышать, -и она улыбнулась.

Больше ее не видел, не смотря на то, что телефон до сих пор хранится у меня в записной книжке.