Мини порноПорно рассказыЗастигнутые и нагие
Категории

Застигнутые и нагие

Алле исполнилось семнадцать, когда ей в руки попала книжонка, популярно растолковывающая азы половой судьбы. Кроме текста в брошюре были искусно выполненные картинки, изображающие мужчину и даму в самых разнообразных позах. Подписи под ними гласили: эта поза предельно сужает вход! Либо: в этом положении проникновение вероятно самый легко!

Алла со смущением pазглядывала эти картины, силясь представить себя на месте изображенных в том месте дам, испытывая при этом не столько наслаждение, какое количество любопытство. Ее маленький соблазнительный опыт (пару полуслучайных связей) только пробудил в ней интерес к этой запpетной территории взрослой судьбе. Она продемонстрировала книгу столь же неискушенной подруге и они, краснея и хихикая, стали обсуждать самые необыкновенные картины.

- Ты знаешь, - разоткровенничалась Полина, - я ни при каких обстоятельствах не видела собственный клитор. Вот тут на рисунке указано, где он расположен.

- Я тоже, - честно согласилась Алла. - Желаешь, принесу зеркало?

Полина согласно кивнула. Подруги расположились друг против друга на диване и, раздвинув ноги, поочередно рассматривали себя в зеркало.

- А мой клитор больше! - с гордостью увидела Полина, трогая указательным пальчиком легко набухший холмик. Алла ревниво взглянуть на подругу.

- Ну и что? Но у меня вход спереди! - она раздвинула пухленькие губки, с наслаждением одна разглядывая приоткрывшийся розовый грот. Полина проделала то же самое.

- А у тебя вообще все больше! - прокомментировала Алла. -Наверное тебе как раз подошла бы поза, сужающая вход.

Подружки захихикали.

- Это какая поза? - спросила Полина.

- А вот эта! -ткнула пальчиком ее подруга.

- Дай-ка я испытаю! - Полина повнимательнее всмотрелась в изображение, а потом попыталась совершенно верно скопировать его.

Она легла на пояснице, подняла сведенные совместно ноги, а потом пальчиками постаралась раздвинуть стиснутые ляжками упругие губки, из которых, как будто бы шляпка масленочка, высовывался кончик клитора.

- Практически не раздвигается! - констатировала она. Алла пристально следила за действиями подружки, потом перебросила пару страниц книги:

- А мне бы навеpное лучше всего подошла вот эта поза! - она оперлась руками о край дивана, обширно расставила ноги и изящно прогнулась.

Полина искоса взглянуть на нее:

- Ты тоже испытай мало растянуть вход руками!

- Мне тяжело дотянуться. Может, сделай ты?

Полина столь старательно выполнила просьбу подруги, что стали видны небольшие подробности этого интимного места.

- Первый раз так близко вижу все это! - завороженно глядя в сладкую глубину, негромко промолвила она.

- Я тоже ни при каких обстоятельствах не видела! - отозвалась Алла.

- А это твой клитор? - Полина с опаской коснулась кончиком пальца небольшой горошинки.

Алла еле заметно содрогнулась:

- Конечно!

Полина пару раз надавила на холмик пальчиком.

- Он твердеет! - вскрикнула она через некое время.

- Ты знаешь, мне совсем приятно, - смущенно пробормотала Алла.

- Сделай и мне так же, я желаю попробывать! - оживилась Полина.

- Сперва сделай мне еще, - попросила Алла.

- А может ты мне, а я - тебе? - внесла предложение Полина.

Подруги легли рядом и помогли приятель приятелю найти сладенькие холмики. То ли пальчик Полины был более искусен, то ли Алла отличалась громадным пpиpодным темпераментом, но скоро она порывисто задышала, заерзала попкой по дивану, начала судорожно сводить и разводить ножки, наконец, замотала из стороны в сторону головой, всецело отдавшись теплой волне блаженства. Полина с любопытством следила за ней.

- Мне ни при каких обстоятельствах еще не было так отлично! - тихо сказала Алла, мало успокоившись. - Сделай еще раз!

Полина с наслаждением осмотрела обнаженную подругу. Ни с того ни с сего она согнулась и пощекотала язычком аккуратный розовый сосочек на пружинистой груди разомлевшей подружки, продолжая пальчиком массировать клитор.

- Отлично! Отлично! - Алла обхватила руками собственные груди и принялась их ласкать.

Полина выбирала миг и жалила отвердевшие соски подруги стремительными поцелуями.

- Желаешь, поцелую в том направлении? - тихо сказала она на ухо Алле, одна мало стесняясь собственного необыкновенного предложения.

Алла ничего не ответила, находясь в полузабытьи. Тогда Полина, покрывая сочными поцелуями извивающееся тело подруги, начала опускаться все ниже и ниже. Наконец, ее проворный язычок раздвинул курчавые волосики и заменил пальчик.

Полина и одна необычайно возбудилась. Она поднялась на четвереньки и, помогая себе руками, проникала все глубже и глубже в увлажненную, похотливо вздрагивающую плоть подруги. Изнемогающая от острого блаженства Алла выгибалась всем телом, судорожно прижимая голову Полины к собственной промежности, и вскрикивала в особенно волнующие миги.

- Я тоже, я тоже желаю тебя! - услышала Полина ее нетерпеливый голос.

Полина перенесла ногу через тело Аллы и ее раковина тоже была дешева для ласк. Алла приникла к ней, вкладывая безудержную страсть в каждое собственный перемещение. В этом-то достаточно изощренном положении их и застала раньше простого возвратившаяся с работы мать Аллы. Сначала, потрясенная, она без звучно стояла в дверях, рассматривая поглощенных приятель втором девочек.

- Ах вы, сучки! - наконец вырвалось из ее груди.

Подруги содрогнулись и их мгновенно отбросило приятель от приятеля. Раскрасневшиеся и растрепанные, они ошеломленно уставилась на разгневанную даму.

- Сучки! - истерично выкрикнула та и ринулась к ним, схватив по пути какую-то тряпку.

На середине помещения стоял стол и девушки постарались скрыться за него, но мать погналась за ними, на ходу стегая их тряпкой, оставлявшей мокрые нечистые следы на их разгоряченных телах.

Первой утомилась мать. Она остановилась, задыхаясь от стремительного бега.

- Сучки! - еще раз срывающимся голосом повторила она.

- А что, с юношами лучше? - храбро ответила Полина.

Мать закрыла ладонями лицо и выбежала на кухню. Подруги, конфузясь, скоро оделись и выскользнули на улицу. Целую семь дней Алла избегала смотреть матери в глаза и практически не говорила с ней. А отчим, когда они оставались вдвоем, как-то странновато посматривал на нее.

в один раз, когда мать уехала на второй финиш города, посетить заболевшую сестру, отчим крепкой рукой обхватил Аллу за талию и привлек к себе.

- Что, кровь играется? - глухо задал вопрос он, ощупывая второй рукой теплые бедра падчерицы.

Ошеломленная Алла даже не пробовала освободиться. Ноздри отчима хищно раздувались. В это время зазвонил телефон и они - Алла с чувством облегчения, а отчим досады - разъединились.

До тех пор пока отчим с кем-то говорил, Алла незаметно выбралась из дома. Она осознала, что оставаться наедине с отчимом небезопасно поспешила к Полине. Одна лишь идея о том, что та ожидает ее в легком халатике, наброшенном на обнажённое тело, повергала Аллу в сладостную дрожь...