Категории

Поезд любви

Ваш билет, пожалуйста. Я с готовностью протянул билет. Проводник забрал его, взглянул, кивнул и упрятал в кожаную папку-раскладушку. Потом забрал билет у моей соседки по купе, миловидной шатенки лет тридцати пяти. Что-то в билете привлекло его внимание.

— Вы одна? — задал вопрос он. — Нет, со мной дети.— А где они?

— Через купе.

— Возраст? — хмуро задал вопрос проводник.— Тринадцать и четырнадцать.

— Не положено, — отрезал проводник. — Дети до шестнадцати могут ехать лишь в сопровождении взрослых.

— Но... — дама замялась, позже вопросительно взглянуть на меня.

— В случае если нужно, я готов поменяться, — улыбнулся я.

— Благодарю, — неуверено улыбнулась шатенка. — Мне страшно некомфортно, но...

— Меньше, вы изменяетесь либо нет? — перебил нелюбезный проводник. — Да, — кивнула незнакомка. И обратилась ко мне: — Вы оставайтесь тут, а я одна поменяюсь с дочерью.

Повинуясь требованиям не в меру бдительного проводника (лучше бы безбилетников не подсаживали да чайком одновременно с поили), красивая мамаша перешла в второе купе, а я остался ожидать новую соседку. Не прошло и пяти минут, как в купе, щурясь от броского света, вошла очаровательная миниатюрная девочка в долгом, до пят, махровом халатике. Девочка была страно добра, и я, забыв о приличиях, нечайно залюбовался ею. По-видимому, это была старшая дочка, по причине того, что я дал бы ей лет четырнадцать. Белокурые волосы, волнами ниспадающие на плечи, серовато-зеленые глаза, с большим удивлением а также неуверенно уставившиеся на меня.

— Здравствуйте, — сказал я. — Меня кличут Анатолий Михайлович. А вас как? Девочка покраснела до корней волос. — Меня кличут Лена. И можете именовать меня на “ты”.

— Отлично, Леночка, — с серьезным видом дал обещание я.

— У меня книжки добрые, — ни с того ни с сего сообщила она и, раскрыв маленький дорожный саквояж, извлекла из него пару детских книг громадного формата.

Я с удивлением выяснил “Сказки Шарля Перро” и “Незнайку в Солнечном городе”.

— Это ты просматриваешь? — задал вопрос я. — Я думал, ты уже вышла из этого возраста.

— Легко обожаю сказки, — сообщила Лена. — Особенно в то время как мне вслух просматривают. Можно, я к вам на колени сяду, а вы мне почитаете?

Я пару опешил, но возражать не стал. Леночка взгромоздилась ко мне на колени, и я начал просматривать ей про Незнайку. Это длилось минут пять. Потом, поерзав у меня на коленях, Леночка сообщила: — Ты не можешь просматривать. — Не могу? — изумился я. — Да, ты не так просматриваешь. В то время как я сидела на коленях у дяди Коли, он просматривал мне сказку про Белоснежку и семь гномов, небольших старичков. Так вот, он все время целовал меня и гладил, а мне это страшно нравилось... Таковой забавный дядечка.

— Но но ты еще такая маленькая, — испытал возразить я.

— Ничего аналогичного, — надулась Леночка. — В то время как меня дядя Петя щипал, он сказал, что я уже громадная.

— Послушай, — задал вопрос я, — и многие мужчины просматривали тебе сказки таким необычным образом?

— Нет, — сообщила она, — сказки просматривали лишь старички, а другие мужчины всякие глупости мне говорили и щипались. А мне неприятно, когда меня щипают. Особенно за титьки и за попку.

"Фу, ты линия, — поразмыслил я, — вот еще напасть. И что мне с этой малышкой делать?” Позже решился.

— Ну хорошо, — сообщил я. — Будем просматривать сказки, раз тебе это нравится и не нравится, когда щипаются.

— Вы не будете щипаться, — с уверенностью сообщила она. — Вы добрый. Вы мне нравитесь.

Я опять раскрыл “Незнайку”, но она ни с того ни с сего меня остановила.

— Подождите, я сниму ботинки. Лена сползла с дивана и прошлась по купе, глядя на себя в зеркало.

— Послушайте, а правда, я похожа на даму? — задала вопрос она, лукаво прищурясь.

— Ну как тебе сообщить, — замялся я. — Снаружи похожа, а так во всем остальном — не совсем. — А по какой причине?

— По причине того, что ты еще не дама. — А что такое — дама, — насупилась она. — Что, разве я не появилась дамой.

— Мне надоели эти дурные диалоги, — раздраженно буркнул я, осознавая, что такая болтовня до хороша не приведет. — Давай почитаем еще самую малость и ляжем дремать.

— Дремать. Фи, как скучно. Я совсем не желаю дремать. — Ну тогда я сам буду дремать. Я разделся до трусов и лег в постель. До тех пор пока я снимал с себя одежду, девочка с любопытством следила за мной, тихо причмокивая губами и цокая языком.

— А вы прекрасный, — ни с того ни с сего сообщила она, когда я уже лежал в постели.

— Что ты в этом осознаёшь? — А вот и осознаю, — обиженно сообщила она. — Я все осознаю, вы не думайте. — И что же ты осознаёшь? — В противном случае, что вам легко со мной скучно. Вам но точно хочется меня потрогать. Так но?

Я не ответил, без звучно наслаждаясь девочкой. Она стояла наоборот меня, грациозно изогнув собственный узкий и красивый стан, и загадочно смотрела на меня из-под приспущенных ресниц, долгих и пушистых. Согласиться, зрелище было волнующее. Во всяком случае, мой член нечайно шевельнулся. В голову мне полезли идиотские мысли про “Лолиту” и набоковских нимфеток. Вспомнились статья об ответственности за совращение малолеток, заметки из “МК” про серийных насильников, которые глумились над небольшими девочками в лифтах...

В следующее мгновение она склонилась нужно мной, одна прижалась к моей груди лицом и тихо сказала:

— Вы таковой громадный и дорогой. Поцелуйте меня.